Лучшая ошибка в нашей истории (Маловодье 2014, Роль волжских гидростанций) / Газета «Труд» от 01.08.2014

Многие экологические активисты считают возведение Волжско-Камского каскада ГЭС трагической ошибкой

Под воду ушли ценные пойменные земли, населенные пункты, а сама Волга из чистой, богатой рыбой реки превратилась в цепь водохранилищ. Вывод, который обычно делается после констатации этого грустного факта, прост и неверен: все — спустить, людям — компенсации.

Волга действительно удивительно красивая река. Однако из этого не следует делать вывод, что жизнь на ее берегах в прежние времена была раем. Обратное утверждение куда ближе к исторической истине.

Голод 1891-1892 годов был далеко не первым в европейской части России — но первым замеченным и проанализированным тогдашними властителям дум. Толстой и Чехов, Бунин и Лесков уделили ему много страниц. Толстому пришлось организовать у себя в поместье бесплатную столовую для крестьян. Чехов же отправился в Серпуховской район лечить жертв эпидемии. Оба, конечно, винили власти, и справедливо, но при этом отмечали и природную аномалию.

Дело в том, что Волга и реки ее бассейна большую часть своего годового стока — до двух третей- получают от таяния снега. Но зимой 1890-1891 годов выпало очень мало осадков, весна же пришла рано, в феврале, а уже в апреле установилась жара, погубившая посевы. Половодья практически не было. Сильно упал уровень грунтовых вод, пересохли колодцы, а теплая вода рек, мелеющих в жаркую погоду, оказалась прекрасным переносчиком холеры и тифа. Дело довершил неурожай.

«Придешь в избу и что видишь? Все больны, все бредят, кто хохочет, кто на стену лезет; в избах смрад, ни воды подать, ни принести ее некому, а пищей служит один мерзлый картофель. Фельдшерица и Соболь (наш земский врач) что могут сделать, когда им прежде лекарства надо хлеба, которого они не имеют?.. Надо лечить не болезни, а их причины», — писал зимой 1891-1892 года Чехов.

Потом был еще голод в Поволжье 1921-1923 годов, унесший несколько миллионов человеческих жизней, и голод в 1932-1933 годах, охвативший Поволжье, Северный Кавказ и Украину. Какие бы ошибки или преступления ни совершали власти, исходным пунктом голода были бесснежная зима и жаркая весна, то есть засуха.

Лекарство с побочным действием

Средство против засухи одно — накопление воды загодя. И это было использовано повсеместно: небольшие речушки перекрывались маленькими плотинами, Волга и Кама — огромными. Возникли водохранилища многолетнего регулирования, аккумулирующие более 60 кубокилометров воды. Помимо снабжения водой населения, сельского хозяйства и промышленности они давали стране энергию благодаря гидроэлектростанциям и транспорт — благодаря гарантированным глубинам судового хода в водохранилищах реках и каналах единой глубоководной системы.

Но у водохранилищ, как у любого лекарства, есть побочное действие. Много дешевой гидроэнергии, неограниченное количество воды, новые технологии и, главное, стремление людей к комфортной городской жизни привели к тому, что на Волге и ее притоках разрослись мегаполисы, а объемы сбрасываемых в реки отходов выросли даже не в разы, а на порядки. Проблемы засухи и голода перестали быть близки и понятны горожанам, а вот проблемы чистоты воды — наоборот.

Повлияла и погода. Сток Волги в зависимости от погодных условий может отличаться более чем в два раза — от 160 до 340 кубокилометров. Если период с 1929 по 1977 год был сравнительно сухим — уровень Каспия за эти годы упал более чем на 3 метра, — то потом в среднем было влажно (к 1995 году Каспий отыграл 2,4 метра). В этих условиях общественность дружно одумалась и сумела остановить два последних проекта Волжско-Камского каскада — Чебоксарскую и Нижнекамскую ГЭС — на непроектных отметках 63 метра вместо проектных 68).

Нижегородцы по сей день с негодованием отметают планы поднять уровень Чебоксарского водохранилища. Еще бы, ведь сейчас Волга уносит отходы огромной промышленной агломерации вниз по течению, всем остальным волжанам, а с подъемом уровня все произведенное останется перед носом.

Однако погода — штука непостоянная. Если до 2005 года годичный сток Волги уверенно переваливал 250 кубокилометров, то в 2006 году случилась жара, и сток упал до 227. Следующая сушь последовала уже в 2009 году — 220 кубокилометров: вроде бы ничего страшного, но только продолжалась она целых три года (памятный всем 2010-й — 202 кубокилометра, 2011-й — 205 кубокилометров). Потом два года передышки — и вот наступил нынешний, 2014 год.

То, что год будет проблемным, стало ясно уже зимой: несколько оттепелей привели к преждевременному снеготаянию и зимним паводкам. Весны снег по сути дела не дождался. По данным измерений на Нижегородской ГЭС, приведенных на Школе гидроэнергетики компании «РусГидр-о», в апреле приток воды составил лишь 48% от среднемноголетнего объема. Май оказался еще суше — 46%, а июль — сухим: например, в Москве выпало лишь 5% от июльской нормы осадков.

К счастью, Волга зарегулирована водохранилищами. Ими можно управлять. По словам руководителя Верхне-Волжского бассейнового водного управления Александра Баринова, заблаговременно принятые меры по накоплению воды в каскаде позволили сохранить судоходство на Верхней Волге: «Не имея каскада ГЭС и запаса воды в Рыбинском водохранилище, мы, вероятнее всего, столкнулись бы с более серьезными проблемами, чем ограниченная навигация».

Тем не менее с 15 мая суда через Городецкие шлюзы идут с существенным недогрузом. Причина проста: судоходные глубины в 3,5-4 метра можно поддерживать здесь только за счет сбросов с Нижегородской ГЭС, а они в условиях экономии воды длятся не более четырех часов в сутки. В остальное время глубина уменьшается до 2 метров.

На нерегулируемой Оке ситуация существенно сложнее. На Кузьминском шлюзе, построенном еще при Николае II, в мае было лишь 1,5 метра воды. Понимая, что летом лучше не будет, многие судовладельцы просто прекратили движение судов по Оке.

Убытки — всем, доход — региону

В июле волжским речникам пришлось ограничить трафик через Городецкие шлюзы еще жестче. С 21 июля суда с большой осадкой смогут проходить не раз в день, а раз в четыре дня — сбросы на Нижегородской ГЭС решено сократить в четыре раза. «Посчитали и поняли, что единственная возможность — раз в четыре дня сделать. Могли бы — раз в два дня бы сделали... но как позволяет вода», — прокомментировал это решение ВВБВУ начальник департамента управления режимами ОАО «РусГидро» Тимур Хазиахметов.

Есть ли универсальное решение проблемы? Конечно, есть — это подъем Чебоксарского водохранилища до проектной отметки в 68 метров. В этом случае уровень воды у нижнего бьефа Нижегородской ГЭС и у Городецких шлюзов будет обеспечиваться Чебоксарской ГЭС. Но у этого универсального решения есть сильные противники в Нижегородском кремле. Они ссылаются на самые разные аргументы, но умалчивают об одном: сохранение проблем судоходства на этом участке реки экономически выгодно именно нижегородцам. И так было всегда.

Дело в том, что Нижегородский порт развился в свое время именно потому, что крупные суда с Нижней Волги физически не могли пройти по мелкой, порожистой Волге выше впадения Оки. Им приходилось разгружаться, чем порт, естественно, пользовался. Сейчас происходит примерно то же самое: суда разгружаются в нижнем бьефе Нижегородской ГЭС, грузы доставляются к верхнему бьефу, где снова загружаются. Страна от этих разгрузок и загрузок несет убытки, регион получает прибыль.

Катастрофа, которую никто не заметил

Грамотное регулирование уровнями водохранилищ предотвратило в этом году самое неприятное — оголение городских водозаборов. И транспортники, и энергетики, и производственники уже понесли от безводья существенный ущерб в том числе и потому, что главной задачей для бассейнового водного управления является именно водоснабжение жителей. Водохранилища Волжско-Камского каскада позволяют обеспечить его практически при любых погодных условиях.

Так что потенциальную катастрофу — а именно этим словом можно было бы назвать последствия нынешней погоды при условии отсутствия каскада — граждане благополучно не заметили. Они привыкли к тому, что вода есть всегда, потому бывают недовольными, только когда ее слишком много. Ведь засуху и голод организовали царь и большевики, а Волга всегда была полноводна и чиста, не правда ли? Многие искренне считают решение о строительстве каскада ошибкой.

Возможно, но в таком случае это была одна из лучших ошибок в нашей истории.

АКЦИИ / АДР РУСГИДРО   
КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ ОБЩЕСТВА
Ваше обращение принято. Ответ будет подготовлен и отправлен в течение 20 календарных дней. ok